Мой статус
 Звоните, поставьте перед нами задачу. Докторская диссертация, кандидатская диссертация, срочная публикация статей - в чем мы можем Вам посодействовать? +7 (495) 649 89 71



ПОИСК




Ученые обжаловали присуждение первой в России степени кандидата теологии
2017.07.30
Ученые подали коллективную апелляцию на первое в России присуждение научной степени по теологии. Как сообщает «Новая газета», они недовольны тем, что обладатель степени протоиерей Павел Хондзинский в диссертации в качестве научного метода использовал «личностный опыт веры». По мнению ученых, обжаловавших ...

В Москве в «Царицыно» 1 июля откроется выставка «Семья – душа России»
2017.06.27
В Москве в Большом дворце музея-заповедника «Царицыно» 1 июля откроется выставка «Семья – душа России», сообщает пресс-служба Министерства культуры России. Выставка пройдет при поддержке Минкультуры России и приурочена к десятилетию празднования Дня семьи, любви и верности. «Выставка демонстрирует, ...

Главная страница / Статьи / Студенты в разных странах: как и на что они живут? / 

Студенты в разных странах: как и на что они живут?

Эхо Москвы//
М.КОРОЛЕВА: 22 часа 8 минут в Москве, я Марина Королева и это действительно программа «Поехали». Тихон Дзядко – редактор нашей программы, но он на этой неделе у нас в командировке в Страсбурге, как вы, возможно, слышали по новостям, он оттуда репортажи передает. Поэтому на этой неделе вы его не услышите. Но услышите некоторых наших гостей, которые комментировали нашу сегодняшнюю тему. Только сразу должна предупредить, что после 23 часов у нас, как всегда в это время, программа «Временнообязаный», Владимир Платонов, председатель Мосгордумы, и говорить мы будем о теракте в «Домодедово». Конечно же, вы помните, что сегодня День траура, мы будем говорить об этой трагедии, о ее последствиях, о том, как возможно, скажем, бороться с проблемами на транспорте, как системы безопасности должны работать на транспорте. Владимир Платонов ответит на ваши вопросы, так что вы можете их готовить, присылать и по Интернету, и по смс, но это уже после 23. В этом часе мы с вами говорим о том, как и на что живут студенты в разных странах. Вы наверняка знаете, в связи с чем мы такой вопрос задаем и почему мы этим вопросом задались. Это связано с предложением помощника президента Аркадия Дворковича отменить стипендии для студентов. Вы знаете, что предложение это наделало много шума, кстати, у нас вчера в эфире была программа «Клинч» между Дарьей Митиной и Константином Сониным. Небольшие фрагменты оттуда вы услышите, их высказывания по этому поводу, прежде всего. Потому что они тоже обсуждали, платить стипендии, не платить, но в программе «Поехали» мы всегда говорим об опыте других стран. Давайте в начале я все-таки напомню о самом предложении Аркадия Дворковича и реакции на него. Дело в том, что сам Дворкоович через какое-то время не то, чтобы дезавуировал свое предложение, но немножко пояснил, что он имел в виду. Он говорит, что речь идет не о том, чтобы совсем отменять стипендии, причем в скором будущем, а о том, чтобы предложить студентам вместо стипендий какие-то другие способы вознаграждения за хорошую учебу – гранты, участие в научных исследованиях, в том числе в собственном вузе, работа в малых предприятиях при вузах. Можно работать после учебы, говорит Дворкович, на кафедре, в библиотеке, в кафе, делать переводы. Я напомню, что средний размер стипендии мизерный сейчас, это 1100 рублей, но как говорят, для государства это ощутимые траты, потому что платить ее приходится почти всем бюджетникам, то есть тем, кто учится на бюджетном отделении. Есть еще какие-то социальные стипендии для малообеспеченных, фонды материального поощрения, и так далее. Если смотреть на наших ближайших соседей, например, на Украину, там об отмене стипендий заговорили еще два года назад, пишет «Российская газета». Это же самое предложили сделать в Армении, хотя там стипендии составляют всего 12 долларов, а студентов всего около 20 тысяч. Если вы сравните с нашими 2 миллионами, почувствуете разницу. Конечно, студенты в России стоят горой за свои кровные деньги, потому что 1100 рублей, это тот самый стандартный размер стипендии, для многих, как говорят, особенно в регионах, это довольно серьезная сумма. Например, что говорит ректор Санкт-Петербургского Госуниверситета Николай Карпачев? Он предлагает совершенствовать систему выплаты поощрений. С ним в целом согласен ректор МГУ Виктор Садовничий, но он в тоже время уверен, что отказываться от стипендий полностью нельзя. Две трети студентов физического факультета, говорит Садовничий, практически живут на эти жалкие деньги, покупая чай и, может, что-то немножко зарабатывая. Кстати, в МГУ стипендии немного выше, чем в других вузах. В РГГУ считают по-другому. Ефим Пивовар, ректор этого вуза, говорит, что стипендия – это неработающий рудимент: «Я еще понимаю льготы на транспорт, надо давать студентам зарабатывать, не выходя из вуза». Это все прекрасно, многие студенты действительно зарабатывают, мы это знаем как-то не понаслышке, на примере нашей радиостанции, у нас работает довольно много студентов. Но вот так получается, что работают они не в стенах родных вузов, потому что как раз в университетах и институтах свободных рабочих мест почти нет. Если же они есть, то там ставки абсолютно мизерные, и вряд ли они сильно превышают те самые стандартные стипендии. А есть еще гранты, именные стипендии для студентов, нам пишут и говорят. Но возьмем, например, стипендию Солженицына, которая выплачивается лучшим студентам-гуманитариям, ее размер 1500 рублей в месяц, тоже немногим больше обычной стипендии. Итак, это то, что у нас. Я посмотрела на реакцию регионов, на то, что пишут «Аргументы и факты»: в Орле, на Дону, в Ижевске и так далее, везде это вызывает очень серьезный протест. У нас студенты сами резко против стипендий. Накануне министр образования Андрей Фурсенко встречался с тридцатью представителями студенческих советов российских вузов. Разумеется, речь шла и о заявлении Дворковича. Министр высказался так – при распределении стипендиального фонда вуза необходимо передавать больше прав студенческим советам. При этом должны быть установлены универсальные, прозрачные правила, учитывающие социальное положение студента и его успехи в учебе. Если честно, про студенческие советы я, например, совсем плохо понимаю. Получается, что сами студенты должны будут как-то там между собой, пусть и путем студенческих советов, то есть, своего выборного органа, как-то распределять стипендии. Ну не знаю. Что могу на данный момент сказать – то, что у нас есть сейчас, это, действительно, какое-то уродство, жалкие остатки без того несовершенной схемы. Но никакой новой схемы нет. Давайте мы послушаем нашего первого эксперта, это будет, как ни странно, может быть. Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», который вчера зашел на программу «Клинч», где обсуждалась тем стипендий. Вот что он думает о нынешней системе распределения стипендий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: За сам факт поступления в учебное заведение платить из моего кармана налогоплательщика деньги, я считаю, глубоко непорядочно. Конечно, стипендии нужны, но они нужны двум категориям людей. Это должна быть талантливая молодежь, которая хорошо учиться, и пусть эти стипендии будут в десять раз больше, чем нынешние, и пусть стипендиальный фонд, который формируется, опять-таки, из моего кармана в том числе, остается таким же в данном учебном заведении, но будет перераспределен в пользу двух категорий, повторюсь – талантливых детей и детей из бедных семей или многодетных семей, какие это категории, надо посчитать. За сам факт поступления, что сейчас происходит во многих вузах – почему, с какой стати? Давайте платить за факт обучения в детском саду детям, или в школе давайте им платить. Мне кажется, что просто сам принцип распределения стипендий, который ныне существует, он глубоко паразитический, глубоко несправедливый, потому что сын Дерипаски, условно говоря, может получать такие же деньги, те же самые 5 тысяч рублей, как ребенок из многодетной семьи. Сам факт поступления еще не означает образования. Давайте подталкивать к тому, чтобы люди получали образование. На этом этапе одним из стимулов являются внешние стипендии – президентские, и другие. Но государство где? Государство должно платить стипендию тем людям, которые учатся. Можно построить очень сложную схему, предположим, на 1 курсе, в 1 семестре платить всем, и по результатам первой сессии перераспределять деньги. Это может быть. Но нельзя делать уравниловки.

М.КОРОЛЕВА: Ну вот, это мнение Алексея Венедиктова. В чем-то я готова согласиться, но, пожалуй, в чем не готова – это в том, что сейчас можно было бы взять и отобрать пусть те жалкие деньги, которые люди получают, 1100 рублей, допустим. Потому что, может быть, сам принцип неправильный – когда у тебя что-то отбирают, а новой системы взамен не дают, это, естественно, вызывает возмущение, что и происходит. Что я предлагаю? Мы не будем говорить о том, что у нас, это и так понятно, понятно, что системы нет, что остатки прежней системы никуда не годятся. С этим все понятно. Нам нужно понять, какую систему мы могли бы взять за основу. Что нам нужно для этого? Нам нужно послушать людей, которые видели, как это происходит в других странах. Я просто убеждена, что среди вас таких людей очень много. Есть люди, которые учились в других странах, которые преподавали в других странах, может быть, которые учатся и преподают в других странах сейчас. И они были бы готовы нам рассказать по телефону 363-36-59 о том, как происходит обучение в других странах, точнее, как и на что там живут студенты. Насколько я могу сказать по своим наблюдениям за студентами в разных странах, так или иначе, студенты вынуждены работать в странах, которые мы называем развитыми. Нигде нет такой системы, чтобы студент все годы проучился, не работая. Другое дело, что он в каких-то странах вынужден прерывать учебу после какой-то ступени, чтобы заработать денег на следующий этап. Или ему это делать не нужно, потому что в стране система построена так, что человек может себе позволить проучиться 5 или 6 лет кряду. Это очень сильно зависит от материального положения семьи, от материального положения самого студента. Кроме того, просто системы в разных странах разные, мы будем говорить об этом, у меня есть для вас несколько примеров и много любопытной информации, но я надеюсь, прежде всего, на вашу информацию и ваши собственные впечатления. Вот как это устроено в разных странах? Для ваших смскок +7-985-970-45-45, тут вы может присылать короткие сообщения. А по телефону 363-36-59, пожалуйста, ваши впечатления более подробно. Я вас слушаю, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Михаил.

М.КОРОЛЕВА: Да, Михаил, вы у нас откуда сейчас?

СЛУШАТЕЛЬ: Москва.

М.КОРОЛЕВА: Где вы у нас были, преподавали, или учились, или готовы что-то рассказать по этому поводу?

СЛУШАТЕЛЬ: Я учился в Англии, начиная со школы.

М.КОРОЛЕВА: А сейчас работаете здесь, то есть, вы вернулись.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я вернулся (неразб.)

М.КОРОЛЕВА: Отлично, самое главное, вам есть что с чем сравнить.

СЛУШАТЕЛЬ: Я заканчивал вуз там и здесь, то есть (неразб.) В Англии не студенту платят, а студент платит за учебу, и довольно-таки немало. По тем временам, это было от 3 до 5 тысяч фунтов, если умножить на два, долларов в год.

М.КОРОЛЕВА: Знаете, Михаил, я бы вам сказала, что многие вузы, которые здесь называют условно платными, они берут и больше. Ну вы наверное это и сами знаете.

СЛУШАТЕЛЬ: Государство (неразб.) И там, и там высшие учебные заведения являются зарегистрированными благотворительными обществами. То есть, у них это так называется. Это раз. Второе – поступление в институт (неразб.) И еще, когда вы учитесь в школе, в колледже, у нас первые два курса института общеобразовательные, а у них первые два курса института проходят в школе. (неразб.) И когда вы учитесь в классе, вы уже член высшего учебного заведения.

М.КОРОЛЕВА: Нас самое главное интересует, Михаил, как и на что живут студенты, откуда берут деньги.

СЛУШАТЕЛЬ: Так вот я рассказываю методику. Дальше они идут в институт, готовят свое резюме, проходят собеседование. Дальше институт им делает предложение. В нем звучит, какие оценки нужно получить и могут они туда поступить или нет. Это зависит от того, с какими оценками ты закончил школу и какое ты произвел впечатление на преподавателя, с которым ты проходил интервью. Дальше зависит от предложения. Есть два способа оплаты института. Первый – когда государство дает грант, типа кредита, и второй вариант…

М.КОРОЛЕВА: Подождите, Михаил, грант и кредит – это разные вещи.

СЛУШАТЕЛЬ: Типа кредита, то есть, его надо возвращать в течение 20 лет.

М.КОРОЛЕВА: С процентами или это беспроцентное кредитование?

СЛУШАТЕЛЬ: Беспроцентное кредитование. И второе – если вы можете себе позволить (неразб.) в компании, то есть, параллельно работать в корпорации, в каком-нибудь банке. Вот вы им отсылаете резюме, (неразб.) Дальше это условие, что они оплатят вам учебу, причем они платят не просто за учебу, но еще при этом стипендия туда входит, плюс еще какое-то месячное содержание. После этого вы обязаны это дело отработать, в течение какого-то времени вернуть эти деньги. Варианта два, либо государство платит и вы эти деньги возвращаете, либо компания, в которой вы должны работать.

М.КОРОЛЕВА: Подождите, Михаил, либо ваши родители просто могут заплатить, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, прошу прощения, либо родители, все правильно. Причем и в первом, и во втором случае количество денег (неразб.) стипендия. Это все зависит от того, с какими оценками ты закончил школу, с какими оценками ты поступил в институт…

М.КОРОЛЕВА: Михаил, мы не можем с вами долго разговаривать, я хотела бы послушать и опыт других наших слушателей тоже. Скажите, а студенты часто работают во время учебы?

СЛУШАТЕЛЬ: Это распространенная практика.

М.КОРОЛЕВА: То есть, начиная с первого курса, они работают?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, с первого курса (неразб.) В основном, со второго, на первом курсе не так много времени есть, приходится учиться.

М.КОРОЛЕВА: Легко ли студентам найти работу?

СЛУШАТЕЛЬ: Как сказать, если студент попадет в компанию (неразб.), практику…

М.КОРОЛЕВА: Понятно. Ну и последний вопрос: как вы считаете, России стоило бы в точности перенять английскую систему?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, это очень хорошая система, потому что в первую очередь (неразб.) Люди понимают, что не просто учатся, но и зарабатывают на учебу…

М.КОРОЛЕВА: Я не в этом смысле спрашиваю, реально было бы нам перенять этот опыт? Вот сейчас взять и наложить эту схему, эту сетку английского высшего образования на Россию, это реально?

СЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю, сколько стоит образование в Российской Федерации, реальная государственная стоимость обучения. Если она сопоставима с теми деньгами, которые (неразб.), то да.

М.КОРОЛЕВА: Кто же нам с вами это скажет? Хотя я думаю, что в Министерстве науки и образования это известно. Спасибо вам большое, я прошу прощения за не очень хорошее качество звука и связи с Михаилом, но тем не менее, я надеюсь, что вы слышали то, как он рассказывал нам, как это все происходит в Англии. 363-36-59 телефон прямого эфира, студенты в разных странах, как и на что они живут, если у вас есть опыт жизни и учебы, возможно, преподавания в каких-то других странах, позвоните нам прямо сейчас, расскажите, как это делается, на что живут студенты. Да, я вас слушаю, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Студенты, стипендии (неразб.)

М.КОРОЛЕВА: Нет, извините, мы не об этом, нет. Мы не про отбор стипендий, мы вообще в данный момент просто не про Россию, мы отталкиваемся от заявления, которое касается стипендий, не более того. Я слушаю вас, «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня звать Сергей Валентинович.

М.КОРОЛЕВА: Сергей Валентинович, вы нам про какую страну готовы рассказать?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня был опыт своего собственного обучения в Соединенных Штатах Америки. Это, правда, было достаточно давно уже, порядка 20 лет назад.

М.КОРОЛЕВА: Это было высшее образование или какое-нибудь второе высшее?

СЛУШАТЕЛЬ: Это было (неразб.), магистр.

М.КОРОЛЕВА: Это немножко другое, это когда действительно взрослые люди…

СЛУШАТЕЛЬ: Могу сказать, что у меня дочь обучалась в России, закончила Высшую школу экономики, обучалась в Великобритании, сейчас до сих пор обучается там. Фактически тоже второе высшее образование, на магистра она обучалась, хотя обучалась в университете и общалась с теми же ребятами, которые учатся на первом образовании. Для внешних студентов, то есть те, которые приезжают из-за рубежа, образование платное и оно недешевое.

М.КОРОЛЕВА: Это понятно…

СЛУШАТЕЛЬ: Для тех студентов, которые свои, английские студенты, я могу сказать то, что… У меня очень хорошие друзья, знакомые в Англии живут, сами они англичане, при мне их сын обучался в университете в Кардифе, сама семья жила под Лондоном, достаточно обеспеченная семья…

М.КОРОЛЕВА: Сергей Валентинович, просто чуть короче, мы о системе говорим, мы уже разговаривали с предыдущим собеседником…

СЛУШАТЕЛЬ: Система для внутреннего обучения, она бесплатная, но…

М.КОРОЛЕВА: Подождите, Сергей Валентинович, нам только что Михаил сказал, что 3-5 тысяч фунтов стоит в год, это не то, чтобы бесплатно.

СЛУШАТЕЛЬ: Он же иностранец, он же платил как иностранец.

М.КОРОЛЕВА: Нет, он нам как бы говорил про английскую систему, я знаю, что она…

СЛУШАТЕЛЬ: Она дифференцированная…

М.КОРОЛЕВА: Это понятно…

СЛУШАТЕЛЬ: Оплата, она чисто символическая или даже бесплатно, в зависимости от школьных рейдов, и для иностранцев она платная. Для студента-англичанина, он учился бесплатно в Кардифе. Но я могу сказать, что времени для того, чтобы работать, у него не было. Его собственный папа достаточно обеспеченный человек, он, будучи студентом, приезжал, зарабатывал во время каникул на то, чтобы он мог себе что-то самостоятельно позволить, обеспечить себя наличными средствами, чтобы во время учебы…

М.КОРОЛЕВА: В том-то и дело, потому что там, насколько я знаю, все-таки плата какая-то есть, она действительно невысока, она почти символическая, но там есть такая вещь, как учебники, как проживание в том же самом общежитии, проживание на квартире, это достаточно серьезные деньги, на все это должны быть какие-то средства.

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас я не знаю, я думаю, что вы должны знать, что в этом году новое правительство в Англии повысило в два-три раза плату за обучение, достаточно серьезно…

М.КОРОЛЕВА: Да-да. Спасибо вам, Сергей Валентинович. Я напоминаю, что мы с вами сегодня говорим о том, как и на что живут студенты в разных странах, и если у вас есть опыт обучения или преподавания в какой-то другой стране, вот мы уже поговорили об Англии, поэтому уже с Англией не звоните, это могут быть… любая страна мира, где у вас есть какой-то опыт свой, реальный, как и на что там студенты живут. Позвоните по телефону 363-36-59, но это уже через несколько минут, а вот сейчас я хотела бы вместе с вами проголосовать. И вопрос у нас будет такой: как вы считаете, деньги на учебу и на жизнь – это дело государства или это дело самих студентов и их родителей? Поскольку нам нужно, как я понимаю, в каком-то обозримом будущем все-таки выбирать систему, по которой будет наше высшее образование существовать, потому что сейчас ее нет просто никакой. Нам нужно с вами выбрать, кто должен всем этим заниматься и за это отвечать. Должно ли государство установить какие-то правила игры, выделить какие-то деньги. То есть, вот деньги на учебу и на жизнь – это дело государства или самих студентов? Если вы считаете, что это дело государства целиком и полностью, позвоните нам по телефону 660-06-64. Если вы считаете, что это дело самих студентов и их родителей, тогда для вас другой телефон 660-06-65. Пошло голосование. Итак, еще раз вопрос и еще раз телефоны. Деньги на учебу и на жизнь – это дело государства, в конце концов, ему же нужны специалисты с высшим образованием, вот пусть оно этим занимается и обеспечивает. Если это дело государства, для вас телефон 660-06-64. Если вы считаете, что это дело исключительно самих студентов и их родителей, тогда для вас другой телефон 660-06-65 Программа «Поехали», мы продолжим через несколько минут, сразу после новостей.

НОВОСТИ

М.КОРОЛЕВА: 22 часа 33 минуты в Москве, я Марина Королева, это программа «Поехали», сегодня мы говорим о людях, которые перемещаются по миру с целью поучиться, например. Либо они живут в других странах и учатся там. Просто система у них обучения, в частности, система высшего образования не такая, как у нас. Студенты в разных странах, как и на что они живут, вот об этом мы говорим сегодня с вами. Я напомню, что связаться можно с нами по смс +7-985-970-45-45, и телефон прямого эфира 363-36-59. Позвоните нам в том случае, если у вас есть свой собственный опыт обучения, или преподавания или просто жизни в другой стране, но не просто праздной жизни, а если у вас есть опыт пристального наблюдения над тем, как и на что живут студенты в разных странах. С удовольствием вас послушаем. Напомню, что опыт Англии нм уже изложили. Что могу сказать про Францию, например, - пять университетов, которые входят в состав Сорбонны, государственные, и образование для французов в них бесплатное. Что есть у талантливых студентов – есть возможность получить стипендию, канцелярия Сорбонны ежегодно утверждает 15 – внимание, не так много, - 15 грантов для аспирантов по 7 с половиной тысяч евро. И 12 премий для студентов от 1300 до 5500 тысяч евро. Кроме того, правительство оказывает материальную помощь студентам до 18 лет, у чьих семей есть материальные затруднения. Таким учащимся платят примерно 500 евро в месяц. Для иностранцев Сорбонна тоже предоставляет разные возможности, саму учебу оплачивает государство, но студенту нужно вносить регистрационный сбор в размере 200-300 евро ежегодно. По-моему, не так много. Стоимость года обучения одного студента составляет примерно 12 тысяч евро. Для российских студентов и молодых специалистов правительство Франции ежегодно выделяет 250 стипендий на общую сумму полтора миллиона евро. Есть еще Бельгия, что там? Там ежемесячных студенческих стипендий нет. Считают, что каждый учащийся должен самостоятельно искать какие-то возможности для пополнения своего бюджета. Но при этом ежегодно студенты платят так называемый регистрационный взнос, как во Франции, тоже примерно 500 евро, но основная статья расходов – это покупка учебников, тут затраты могут превышать и тысячу евро в год. Кроме того, проведение лабораторных работ тоже может осуществляться за счет студентов. Что делает государство? Оно оставляет за собой право материально помогать студентам из малообеспеченных семей. Эта помощь осуществляется в виде сокращения существующих обязательных трат на высшее образование. Студент, который имеет право на госдотацию, платит лишь 80 евро в год вместо 500, то есть, ему не выплачивают деньги наличными, ему просто сокращают его траты. Кроме того, для бедных студентов власти предлагают разные льготные кредитные программы, которые позволяют занять на обучение деньги у государства под очень гуманный процент. Есть возможность получить небольшую безвозмездную субсидию на учебу, для оформления которой надо пройти очень сложную бюрократическую процедуру. Что понятно, когда хочешь получить деньги, всегда надо пройти какую-то проверку или сложную бюрократическую процедуру, это вы, наверно, и по России знаете. Я хочу вам сказать, что я остановила электронное голосование, картина, в общем, ясна. Я спрашивала у вас: деньги на учебу и на жизнь – это дело государства или это дело самих студентов и их родителей? 75 процентов тех, кто нам позвонили, считают, что деньги на учебу и на жизнь – это дело государства. И только 25 процентов позвонивших, то есть каждый четвертый, считают, что это дело самих студентов и их родителей. Я вас вполне понимаю, кому же охота платить, но тем не менее, как видите, во многих странах платят. Телефоны еще раз напомню. Если у вас есть какой-то опыт учебы или преподавания в других странах, +7-985-970-45-45 для коротких сообщений, и телефон 363-36-59.Давайте мы сначала, пока вы дозваниваетесь, послушаем Дарью Митину, политика, журналиста, которая была вчера у нас в программе «Клинч», программа касалась стипендий. Вот что она говорит о разных системах получения высшего образования.

Д.МИТИНА: Если в каких-то странах студенты платят за свое образование сами, и не только за образование, они живут на некие средства, на то, что им дают родители, на то, что они сами заработают, и платят сами за все буквально, начиная с учебных пособий, других средств обучения и так далее, то в некоторых странах существует развитая действительно система социальной поддержки учащихся. Если мы берем в пример ту же Германию, здесь выплачивается и стипендия, которая на самом деле выглядит как реальная стипендия, а не подачка, как у нас, трехкопеечная, это действительно деньги, на которые как-то худо-бедно можно прожить. Существует куча видов пособий, начиная от пособий на питание, пособий на приобретений учебной литературы, лабораторных материалов и так далее. Мне кажется, что в данном случае немецкая система нам, конечно, ближе была бы, если бы наше правительство не расшатывало нашу систему образования с настойчивостью, достойной лучшего применения. В сфере негосударственного образования все, как у нас. Если студент учится за счет какой-то организации, конторы, предприятия, которое за него платит, такая форма тоже весьма распространена. Особенно это касается не гуманитарных специальностей, а естественно-научных, технических. Существует такая система, социальные студенты так называемые, которые получают из кассы взаимопомощи. На самом деле, систем вот этих великое множество.

М.КОРОЛЕВА: Вот это Дарья Митина. Действительно, систем великое множество, нам бы что-то выбрать. Если вы знаете какую-то совершенно замечательную систему в какой-то другой стране, она вам нравится и вы готовы о ней рассказать, звоните. 363-36-59, я вас слушаю, «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Эльвира Федоровна говорит.

М.КОРОЛЕВА: Эльвира Федоровна, вы преподавали где-то в другой стране? Или учились?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не преподавала. У меня внук в этом году поступил в МВТО.

М.КОРОЛЕВА: Нет, подождите, Эльвира Федоровна, МВТО – это ведь в Москве, правда?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Нет, нас интересует опыт другой страны, извините. 363-36-59 телефон прямого эфира, если вы готовы рассказать нам о другой стране, как там получают высшее образование, на что живут студенты, я вас слушаю. Здравствуйте, «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир.

М.КОРОЛЕВА: Владимир, в машине едете?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Будьте осторожны за рулем и рассказывайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо, я, слава Богу, не за рулем.

М.КОРОЛЕВА: Еще лучше. Тогда можете рассказывать совершенно спокойно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я в начале 90-х годов учился во Франции. Подтверждаю всю ту информацию, которую вы уже сообщили об этой стране. Мне повезло, потому что во Франции существует такая программа, как распространение продуктов культуры по всему миру, и в России достаточно большое количество стипендий выделяют французскому посольству и специальному колледжу при московском и санкт-петербургском университете. Я в свое время защитил диплом и выиграл одну из таких стипендий в первом составе (неразб.) в 93 году.

М.КОРОЛЕВА: Владимир, мы страшно за вас рады, это очень хорошо, я не сомневаюсь, что образование было хорошим, но нас интересует – вы что там подсмотрели за это время? Как вам кажется, французская система образования сгодилась бы нам, могли бы мы наложить ее на свою никуда не годную систему нынешнюю?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что нет.

М.КОРОЛЕВА: Почему?

СЛУЛШАТЕЛЬ: Во-первых, студенты, в частности, в Париже – это целая индустрия. На них ориентировано огромное количество различных услуг, начиная от страховых компаний, заканчивая колоссальной сферой недвижимости, которая специально приспособлена для житья студентов.

М.КОРОЛЕВА: То есть, квартиры на троих-на четверых, да, вот это все?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, или квартиры гостиничного типа, все это частное. При этом есть огромная поддержка со стороны государства государственных общежитий, которые они предоставляют за символические деньги, и более того, всем французам, которые живут в этих общежитиях, еще специальная социальная служба компенсирует примерно 80 процентов (неразб.), если они происходят из семей с невысоким уровнем дохода или если они живут с одним родителем.

М.КОРОЛЕВА: Как я понимаю, довольно просто взять кредит, если тебе не хватает на жизнь, потому что там нужны деньги не на учебу, а вот именно на жизнь?

СЛУШАТЕЛЬ: Учеба бесплатная, вы платите, если вы имеете стипендию, около 200-300 евро, и занимаетесь в Сорбонне по той программе, которая вам подходит и которая вам интересна. Естественно, есть огромные возможности подработки. Правительство Жака Ширака еще в свое время, и сейчас это продолжается при Саркози, оно придумало специальную (неразб.) молодежной оплаты труда, которая позволяет предпринимателям с социальными гарантиями брать студентов на неполный рабочий день.

М.КОРОЛЕВА: Это именно государственная поддержка, правильно? И там наверняка есть какие-то льготы, в частности, работодатели, я так предполагаю, освобождаются от какой-то части налогов, если они берут студентов.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, у них есть и налоговые льготы, и есть право выбора. Они могут, допустим, поднять цены на свою продукцию, но при этом, если они нанимают какое-то количество студентов, к ним идут посетители, потому что деньги, которые они зарабатывают на потребителях, перераспределяют в социальную сферу. У французов очень сильно чувство социальной солидарности. Если какое-то предприятие делает такой жест, берет на работу молодых, инвалидов, ветеранов вооруженных конфликтов, каких-нибудь слепых людей, они получают не только налоговые льготы, (неразб.), у них нормальный закон о благотворительности.

М.КОРОЛЕВА: У нас вроде бы тоже есть закон по поводу инвалидов, но что-то я не видела, чтобы много инвалидов брали на работу.

СЛУШАТЕЛЬ: У нас в обществе, к сожалению, нет социальной солидарности.

М.КОРОЛЕВА: А мы еще говорим о том, что мы – социальное государство, Владимир, заметьте.

СЛУШАТЕЛЬ: Все это много раз говорилось, но вы знаете, (неразб.)

М.КОРОЛЕВА: А вот что нам мешает, на ваш взгляд, взять и принять немедленно французскую систему образования?

СЛУШАТЕЛЬ: У нас государственная система, как вы знаете, писалась с французской во многом. Начиная с (неразб.) президента, премьера, правящей партии…

М.КОРОЛЕВА: Ну вот, нам сам Бог велел. Вот берите теперь систему образования. Но что-то как-то нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что нам не хватает традиций. Нам не хватает гарантированного качества. Сегодня у нас высшее образование все-таки стало больше товаром, чем знаком качества.

М.КОРОЛЕВА: Да, Владимир, согласна с вами совершенно, а главное, непонятно, куда двигаться, в какую сторону. Спасибо вам, действительно, очень ценная информация. Как я понимаю, Франция в этом смысле очень сильно отличается от Соединенных Штатов, где как раз образование невероятно дорого, но там есть система кредитования. Там студенты, если их родители не в состоянии оплатить обучение, работают довольно долго, чтобы оплатить кредиты на обучение. Там как раз платятся серьезные деньги. Может быть, кто-то дозвонится нам и будет готов рассказать о системе высшего образования в Штатах. 363-36-59, я сейчас слушаю вас, «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Анатолий Григорьевич, из Подмосковья.

М.КОРОЛЕВА: Анатолий Григорьевич, про какую страну будете говорить?

СЛУШАТЕЛЬ: Я буду говорить про Советский Союз.

М.КОРОЛЕВА: Отлично, но про Советский Союз не подходит нам, у нас другая тема. Программа «Поехали», мы говорим про другие страны. Давайте мы послушаем, 363-36-59, о других странах, о том, как и на что там живут студенты. Попытайтесь нам сейчас дозвониться, а мы пока послушаем Константина Сонина, экономиста, что он нам скажет.

К.СОНИН: Под словами «высшее образование» многие люди имеют в виду много разных вещей. Когда-то, как у нас было в СССР, или как сейчас в США, в университетах учился очень маленький процент населения - 20-25% максимум. Сейчас в университетах учатся примерно 70% всех выпускников школ, всех детей подходящего возраста. Соответственно, такое образование как во Франции - обычно для университета, куда каждый может записаться. Это не высшее образование в обычном смысле, а это просто социальная сеть, чтобы дети не играли на улице, чтобы человек чуть-чуть приучался к цивилизованному общению – этих людей невозможно научить. На столько детей, на 70% всех детей, чтобы им нормально оплачивать жизнь, денег не хватает. Поэтому я предлагаю меньшее количество денег, давать только тем, кто реально может стать будущим Геймом и Новоселовым, но у кого нет денег на обучение. Если ребенок из богатой семьи, а большинство умных детей из богатых семей – есть очень большая корреляция между умом и богатством, - то таким детям можно не помогать. Только по той причине, что денег на всех не хватает. Но если есть будущий Ломоносов, если есть такой ребенок, который действительно талантлив, но ему не на что жить, и чтобы учиться, ему нужно обязательно работать, то лучше мы ему оплатим эти 4 года, чтобы он мог только учиться. Не должно быть разницы между государственными и частными вузами. Если мы хотим поддерживать обучение какого-то ребенка в частном вузе, этот ребенок также гражданин РФ. Я считаю, что если наш ребенок поступил в Гарвард - это совершенно нормально, что из российского бюджета мы ему оплатим обучение в Гарварде - он такой же владелец российского бюджета как и ребенок, обучающийся в российском вузе. Собственно, сейчас французское, южнокорейское правительства своим аспирантам, которые поступили в Эм-ай-Ти, но не добрали баллов до финансовой поддержки - они этим студентам оплачивают стипендии. Для нас это немножко большая тема, потому что наша выпускница в прошлом году была выше по рейтингу при поступлении в «Эм-Ай-Ти», но южнокорейское и французское правительства оплатили своим студентам, а у российского правительства такой программы нет, и ей пришлось поехать в другой университет.

М.КОРОЛЕВА: Это был Константин Сонин. На что и как живут студенты в разных странах, об этом мы говорим сегодня. Я хочу сказать просто громадное спасибо Алексею, студенту из Ганновера, если я успею какие-то выдержки из его длинного послания во многих постах, я процитирую, но вообще вы можете зайти на наш сайт, и там в вопросах к нашей программе вы увидите, что Алексей изложил нам практически всю систему высшего образования в Германии, причем по суммам все разложил, все расписал подробно. Действительно очень интересно, но на все это нужно примерно полпрограммы. Давайте, 363-36-59 телефон прямого эфира, о вашем опыте учебы или преподавания в другой стране. «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Маргарита Вадимовна, мои внуки увезены моим сыном в Канаду, когда старшему было 12, второму 10 лет.

М.КОРОЛЕВА: Они уже получают или получили высшее образование?

СЛУШАТЕЛЬ: Они уже получили там высшее образование…

М.КОРОЛЕВА: Можете что-то рассказать нам о канадской системе?

СЛУШАТЕЛЬ: Очень много.

М.КОРОЛЕВА: Много не надо, буквально 2 минуты у вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я могу точно с деньгами сказать.

М.КОРОЛЕВА: Скажите, я слушаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, когда они приехали туда, они ехали…

М.КОРОЛЕВА: Нет-нет, это очень долго. Маргарита Вадимовна, если можно, прямо про высшее образование. Сколько стоит?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот сейчас я поняла, что я уже в эфире.

М.КОРОЛЕВА: Вы давно в эфире.

СДЛУШАТЕЛЬ: А я не поняла этого.

М.КОРОЛЕВА: Нет, Маргарита Вадимовна, простите, но нет. Извините, все-таки это очень долго. 363-36-59 телефон прямого эфира. Если у вас есть опыт преподавания или учебы в другой стране и вы готовы нам рассказать об этом совершенно конкретно, то мы вас слушаем сейчас. «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я в эфире, да?

М.КОРОЛЕВА: Да, вы в эфире, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Павел Федорович. Я не учился и не преподавал, но в свое время хотел поступить. Очень интересная система обучения в Голландии, особенно медиков. Им запрещено подрабатывать, просто запрещено.

М.КОРОЛЕВА: Ой, как это правильно. Кстати, что касается медиков, я бы тоже им запретила, потому что страшно потом такого медика к себе подпускать, который работал в кафе половину срока своего обучения.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень достойная у них, естественно, стипендия. И, по-моему, в одной из скандинавских стран, что касается хороших инженеров – им выдают дипломы после того, как они поработают. После окончания вуза еще где-то год… ну не буду врать, может быть, полтора года они поработают там, куда их распределят, и оттуда поступит характеристика.

М.КОРОЛЕВА: Это прекрасно, но если вернуться к медикам. Вот смотрите, люди не работают, они учатся, наверно, лет шесть, не меньше, а то и больше. На что они живут?

СЛУШАТЕЛЬ: А стипендия большая очень.

М.КОРОЛЕВА: Стипендия от государства?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

М.КОРОЛЕВА: Вы это точно знаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Это было давно, может быть, это спонсоры выделяли…

М.КОРОЛЕВА: Может быть, это гранты.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, когда я этим интересовался, это было очень давно, лет 15 назад.

М.КОРОЛЕВА: Да, Павел Федорович, что-то действительно давно.

СЛУШАТЕЛЬ: Но эта стипендия была высокой, она была государственная. Интересно спросить у тех, кто сейчас…

М.КОРОЛЕВА: Это правда, вот давайте сейчас и спросим. Спасибо вам. Последний звонок, наверно, мы сейчас сможем принять. 363-36-59, я вас слушаю, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, вот я звоню в передачу…

М.КОРОЛЕВА: Да, вы уже в эфире, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алена, я звоню из Финляндии.

М.КОРОЛЕВА: Алена, вы прямо там сейчас? Вы студентка, что ли?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я студентка, я учусь в магистратуре, в университете Хельсинки.

М.КОРОЛЕВА: На что живете?

СЛУШАТЕЛЬ: В общем-то, здесь образование бесплатное, как для местных студентов, так и для иностранных. Но все расходы на общежитие и на питание нужно оплачивать самому, поэтому приходится подрабатывать.

М.КОРОЛЕВА: Это реально – подрабатывать во время учебы в Финляндии?

СЛУШАТЕЛЬ: На самом деле да, реально, потому что здесь можно расписание свое выстраивать самому, выбирать курсы, и можно организовать так, что будет свободное время для того, чтобы успевать где-то подрабатывать.

М.КОРОЛЕВА: Алена, скажите, а стипендию вам платят? Или кому-то из ваших соучеников?

СЛУШАТЕЛЬ: В Финляндии платят стипендию, стипендия очень неплохая, около 500 евро. Считается, что около 200 евро – это помощь на оплату общежития или какую-то съемную квартиру, и около 360 евро уходит на проживание.

М.КОРОЛЕВА: Это все финские студенты получают стипендию?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, все финские студенты, независимо от того, какие оценки они получают.

М.КОРОЛЕВА: То есть, это ближе к нашей системе, только стипендия побольше.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, стипендия побольше, (неразб.), на которую можно прожить. Но здесь практически все студенты, начиная с первых курсов, подрабатывают, потому что родители не помогают, так как здесь воспитываются самостоятельные люди. И дело в том, что здесь студенты, они не как у нас, после школы сразу поступают, после школы они куда-то едут путешествовать, получают какой-то рабочий опыт, потом только поступают. Тут более взрослые студенты…

М.КОРОЛЕВА: Алена, спасибо вам большое. К сожалению, время у нас уже заканчивается. Счастливо вам доучиться. Вот интересная система в Финляндии. Мне кажется, что она ближе всего к нашей, из того, что мы слышали. Давайте мы в завершение программы еще послушаем одного нашего гостя. Это Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка в Москве. Он говорит о нашей системе образования.

Е.БУНИМОВИЧ: Я думаю, что вопросы о стипендиях надо разделить на две части: вообще и завтра. Вообще, в перспективе, стипендии должны быть гораздо более дифференцированными и оправданными. Они должны помогать ребятам из малообеспеченной среды, но только в таком объеме, чтобы они действительно на это могли хотя бы минимально жить, и более талантливым студентам, которые должны зарабатывать эту стипендию через свои результаты. Причем результаты – не обязательно количество отличных отметок, но и творческая деятельность. И стипендии должны идти при этом из самых разных источников, и государственных, и негосударственных. Но это все красивые слова о будущем. Это должно быть тогда, когда общий уровень нищеты в стране все-таки будет другой. И тогда действительно можно будет говорить о дифференцированных стипендиях. Сегодня даже та минимальная базовая стипендия, которая есть – это просто необходимый уровень поддержки, без которого просто ничего работать не будет. Поэтому сегодня, безусловно, стипендии должны оставаться и должны даже расти, а в перспективе, если у нас получится создать такое общество, где базовый уровень жизни будет другой, тогда стипендии должны быть гораздо более направленными и дифференцированными, и совершенно не обязательными для всех.

М.КОРОЛЕВА: Это Евгений Бунимович. Да, это если получится. И если получится найти такую систему, которая все-таки появится в нашем высшем образовании, потому что, еще раз хочу сказать, на мой взгляд, никакой системы там сейчас нет, ни плохой, ни хорошей. Просто никакой. Во всяком случае, в том, что касается оплаты студенческого обучения. Я Марина Королева, это программа «Поехали», напомню, что мы встретимся с вами совсем скоро, после 23.00. 


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru м.Новослободская, ул. Селезневская, д.11А, стр. 2
Тел: +7 (495) 649-89-71
E-mail: info@ceninauku.ru